Сад в Тоскане

Считается, что работа в саду успокаивает. Солнце, физический труд, шелест листвы и аромат подрезанной травы снимают стресс лучше любых таблеток. За последние тридцать лет у лорда Энтони Лэмбтона была возможность проверить целебные свойства садоводства на собственном опыте – а стресс на него навалился немалый. Но обо всем по порядку.




Энтони Лэмбтон всегда был заметной фигурой в британской политике – на протяжении многих лет он избирался в палату общин. В 1970-м, унаследовав титул графа Дурхема, позволявший ему перейти в палату лордов, он совершил нечто по английским меркам немыслимое – отказался от титула, чтобы остаться в “живой” политике. Впрочем, отвергнув право заседать в палате лордов, с самим словом “лорд” он расставаться не захотел – из-за чего вступил в тяжбу с английской парламентской бюрократией. Тяжбу он проиграл: суд постановил, что именоваться “лордом Лэмбтоном” он официально не может.




Процессуальные волнения привели политика к нервному срыву. Перечисление его симптомов звучит как анекдот: Лэмбтон утратил желание читать, увлекся садоводством и, невзирая на любящую жену и шестерых детей, погрузился в разврат. Последнее обстоятельство и нанесло сокрушительный удар по его карьере: в 1973 году Энтони Лэмбтон стал главным героем громкого сексуального скандала. В связи с расследованием дела о проституции и наркотиках в прессу просочились фотографии 50-летнего политика: он лежал в постели с двумя девицами легкого поведения и курил марихуану. Лэмбтон немедленно подал в отставку, но имя его еще долго трепала вся англоязычная пресса.




Семья Лэмбтона поддержала. “Что за шум раздули из-за какой-то ерунды!” – сказала одна из его дочерей. Но дело было сделано – Лэмбтон ушел с политической сцены и некоторое время, по словам близких, находился на грани самоубийства. Симптомы нервного срыва (за вычетом распутства) усилились. Особенно страсть к садоводству. В конце концов именно садоводство вернуло Лэмбтона к жизни. С женой он все-таки развелся и вместе с новой возлюбленной, Клэр Уорд, уехал в Италию, а в 1977-м купил в окрестностях Сиены виллу Четинале.




Эту виллу построил в 1678 году кардинал Флавио Киджи, племянник папы Александра VII (это он, при активном участии Киджи, пристроил к собору Святого Петра колоннаду). Строил виллу архитектор Карло Фонтана, ученик Бернини. В ландшафтном отношении она соответствует всем стандартам позднего Ренессанса: ее сад выстроен на шести осях, части разделены между собой живыми изгородями и мраморными стенками, вдоль которых высажены кипарисы и лимонные деревья в кадках. 




Эту виллу построил в 1678 году кардинал Флавио Киджи, племянник папы Александра VII (это он, при активном участии Киджи, пристроил к собору Святого Петра колоннаду). Строил виллу архитектор Карло Фонтана, ученик Бернини. В ландшафтном отношении она соответствует всем стандартам позднего Ренессанса: ее сад выстроен на шести осях, части разделены между собой живыми изгородями и мраморными стенками, вдоль которых высажены кипарисы и лимонные деревья в кадках. 



По какой-то странной прихоти Флавио Киджи наполнил сад различными религиозными постройками и символами покаяния. Здесь есть участок под названием Тебаида – он изображает египетскую пустыню, где обитали христианские отшельники. В этой “пустыне” проложена извилистая “тропа раскаяния”, вдоль которой стоят три часовни, каменные кресты и статуи коленопреклоненных монахов. Неровные ступени, проложенные по склону крутого холма, называются “небесной лестницей”, и ведут они к Эрмитажу – жилищу отшельника. Лэмбтону было в чем каяться, и Четинале оказалась местом как раз для него.




По какой-то странной прихоти Флавио Киджи наполнил сад различными религиозными постройками и символами покаяния. Здесь есть участок под названием Тебаида – он изображает египетскую пустыню, где обитали христианские отшельники. В этой “пустыне” проложена извилистая “тропа раскаяния”, вдоль которой стоят три часовни, каменные кресты и статуи коленопреклоненных монахов. Неровные ступени, проложенные по склону крутого холма, называются “небесной лестницей”, и ведут они к Эрмитажу – жилищу отшельника. Лэмбтону было в чем каяться, и Четинале оказалась местом как раз для него.







Источник


Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.