Профессия дизайнера светильников в современной России

Этот репортаж появился случайно. Я устала ходить по выставке Interlight Moscow 2017 и решила передохнуть на конференц-площадке, где один за другим выступали специалисты, рассказывая о светодизайне и дизайне декоративных светильников (к слову, это абсолютно разные области в рамках одного большого направления). Когда речь зашла о положении дел в России, я пересела поближе, включила диктофон и настроила камеру. Так получился спонтанный репортаж с лекции «Профессия дизайнера светильников в России: миф или реальность?», которую прочитал Михаил Пожилов, руководитель компании «Механика света», 7 ноября 2017 года в рамках деловой программы «Interlight Design Academy».



НАЧАЛО ПОЛОЖЕНО
 
В начале выступления Михаил рассказал о существующих на данный момент объективных предпосылках для появления в России профессии «промышленный дизайнер светильников» и подробно остановился на каждой из них. Предпосылки следующие:
 
— рост курса валют по отношению к российскому рублю, что открывает широкие возможности для людей, которые хотят работать внутри России;
 
— рост стоимости качественных товаров из Азии и, соответственно, рост в связи с этим спроса на то, что производится внутри страны;
 
— кризис, так как в период экономического спада люди начинают больше обращать внимание на дизайн, повышается избирательность покупателя, который тщательней подходит к выбору нужного товара;
 
— наличие дизайнеров, способных проектировать оригинальные и качественные светильники, в том числе среди профессиональных дизайнеров интерьера и декораторов;
 
— стремительное развитие новых технологий.
 
Однако для того, чтобы возникла профессия, предпосылок мало, считает спикер. Для этого необходим устойчивый спрос на данный тип деятельности, куда входит проектирование и разработка светильников для производства в промышленных масштабах. «Каждая профессия, процесс её освоения — это большие инвестиции, ведь чтобы стать профессионалом в какой-то области, нужно потратить далеко не один год своей жизни и достаточно большое количество денег, — обозначил проблему Михаил. — Когда человек выбирает, кем быть, он всегда ориентируется на востребованность будущей профессии и отдаёт предпочтение тому, на что есть спрос». Причём востребованность профессии на рынке должна быть предельно конкретизирована посредством маркетологических исследований: необходимо изучить типы и стили необходимой продукции и обозначить общий вектор деятельности промышленного дизайнера.
 

 
ПРЕПЯТСТВИЯ НА ПУТИ
 
Вот тут и возникает главная сложность, тормозящая развитие профессии, которую лектор обозначил как «катастрофическую закрытость рынка». «На световом рынке, — с сожалением констатировал Михаил, — предельно сложно получить информацию о том, какого рода светильники, какого плана дизайн сейчас востребован. У каждого участника своя ниша, как правило, очень закрытая, информацией из неё люди делятся крайне неохотно. Каждый считает, что если он что-то хорошее придумал, то ни в коем случае никто не должен об этом узнать. Так складывается тупиковая ситуация, когда есть предпосылки, есть потребность, но она не превращается в спрос, потому что нет возможности узнать общее направление рынка, приоритетные интересы заказчиков».
 
Это отражается и на стратегии производителей в том числе. Они не проявляют инициативу, не заказывают проекты дизайнерам, потому что не владеют достаточной информацией о том, что надо производить, что точно будет рентабельно. Михаил рассказал на примере своей компании, как строится взаимодействие с дизайнерами: «Мы пытаемся экспериментировать, аккумулировать данные, но пока можем только рассматривать готовые предложения, поступающие от дизайнеров, анализировать перспективы использования светильника в интерьере и принимать решение о его производстве. Но чтобы мы могли сами заказывать дизайн, будучи твёрдо уверены, что произведённый в больших объёмах предмет по этому дизайну будет хорошо продаваться — до этого дело пока ещё не дошло».
 
Существует немалое количество дизайнеров интерьера, архитекторов, которые на досуге делают наброски светильников в своём рабочем блокноте. «Наброски встречаются очень интересные, — заметил Михаил, — но ни один из них не доведён до конца, потому что для этого необходимо потратить много времени и сил, и чтобы этим заняться, надо всё-таки понимать, что это кому-то нужно». Дизайнер, пытающийся творить в условиях закрытости рынка, оказывается дезориентирован, даже если он получил соответствующее образование и умеет проектировать. Он не знает, в какую сторону двигаться, не знает, что нужно рынку, и вынужден становиться сам для себя маркетологом, то есть заниматься совершенно не свойственным ему делом.



 
Михаил подчеркнул, что даже знание европейских трендов не гарантирует понимания, что нужно российскому потребителю. По его мнению, европейские выставки, как правило, привозят к нам некую директиву извне, декларируют европейскую модель. «Мы туда приходим и сразу попадаем не в формат диалога, а в формат восприятия идеи», — заключил спикер. Особо он отметил в этой связи значение выставки Интерсвет, которая в последние годы активно развивает направление дизайнерского света. Михаил выразил надежду, что в перспективе Интерсвет станет той самой интерактивной площадкой, на которой можно будет обсуждать все вопросы, связанные с промышленным дизайном светильников в России.
 
На пути развития дизайнеров стоит ещё одно серьёзное препятствие — авторское право. И не столько оно само, считает рассказчик, сколько представление о нём: каждая идея автора-дизайнера бесценна и её нужно обязательно защищать, подтверждать и доказывать. На деле ситуация такова, что реальной ценностью обладает далеко не всё из того, что нравится самому дизайнеру. Понять, обладает это реальной ценностью или нет, можно только выдав продукт «наружу». «Люди, которые боятся, что их идеи украдут, и держат свои „дизайны“ и эскизы при себе, мотивируя это тем, что у нас нет защиты авторского права, они, по моему опыту, вообще не двигаются с места», — рассказывает Михаил.
 


На практике авторское право необходимо для защиты инвестиций, то есть когда в продукт уже вложены силы, средства, когда проведены исследования, подтверждена его перспективность для производства. Если это рисунок на бумаге, то для начала нужно понять его ценность, а потом уже защищать юридически. «До того, как ценность проекта станет очевидной, — считает спикер, — никто его у дизайнера красть не будет. Рисунков, которые можно было бы превратить в светильники, — тысячи, десятки тысяч. И никто их не производит. Потому что каждый из них доводить до качественной расчётной модели, готовой к тиражированию, — это огромный труд и большие вложения».
 
Получается, что начинающий дизайнер сам себя лишает ещё одного эффективного инструмента: из страха, что у него украдут эскиз, он не проводит даже простейших маркетинговых исследований — скажем, не размещает свои идеи в Фейсбуке, чтобы увидеть реакцию потенциальных покупателей и профессионального сообщества, получить отклики, интересно это или нет.
 
ВЫХОД №1
 
Тем не менее, по мнению Михаила, выход есть. В качестве положительного примера он привёл историю дизайнера Димы Логинова. Когда Дима начал заниматься проектированием, то не имел образования по специальности «промышленный дизайнер». Спустя несколько лет он заслужил мировое признание и сейчас сотрудничает с несколькими производителями, среди которых итальянцы и проект «Механика света». «Как же занимался маркетингом Дима? — рассуждает Михаил. — Он начинал с того, что рисовал эскизы светильников, создавал 3D-визуализации и рассылал изображения в журналы. Абсолютно не заморачиваясь авторским правом. Читатели в письмах стали задавать вопросы: „А что это за светильники такие у вас на иллюстрациях? Кто производитель?“ И тогда пошёл обратный ход, возник интерес к самому дизайнеру и появились предложения о производстве. Это вариант самомаркетинга».
 


«Наш проект тоже сотрудничает с Димой, — продолжает спикер, — мы гордимся тем, что являемся единственным российским производителем, у которого есть светильник по дизайну Димы Логинова — это бра Noho. Путь Димы — один из удачных примеров, каким образом можно двигаться к цели, чтобы состояться в профессии», — заключает свой рассказ Михаил.
 
РЕАЛИИ РЕАЛИЗАЦИИ
 
Помимо информационной закрытости рынка есть ещё одна проблема — проблема неразвитого рынка комплектующих материалов и узконаправленность производственных баз. Если посмотреть на «колыбель дизайна» — Италию, то окажется, что 83% (!) итальянских предприятий — это семейный бизнес, с количеством работников до 50 человек. Любой начинающий дизайнер в таких условиях имеет хороший шанс найти производство для своих идей, потому что при разработке модели ему не надо слишком тщательно продумывать наличие тех или иных элементов и технологических возможностей: в его распоряжении множество вариантов комплектующих материалов и проверенных технологий. Светильник просто легче собрать.
 
В России сегодня такая система не работает. Постоянно возникают сложности с подбором подходящей фурнитуры, каких-то компонентов просто нет, их надо заказывать за границей и долго ждать. «Большая часть компонентов и технологий производится конкретными компаниями для собственного потребления, — рассказывает Михаил. — Производств много, но каждое из них работает только на себя и очень неохотно сотрудничает с внешними заказчиками. А если это потенциальные конкуренты, так и вообще — никак. В Италии любое стеклодувное производство работает минимум с десятью производителями, и никого не беспокоит, что у них через стеклодувов украдут какие-то идеи. Мы все свои технологические процессы держим за семью замками и совсем не интересуемся тем, чтобы совместно что-то создавать или поддерживать общие проекты. Мы всегда считаем, что наши ноу-хау — это преимущество, за которое надо держаться любой ценой, но в итоге это приводит к тому, что всем на рынке становится очень тяжело жить».
 

 
Конечно, это напрямую отражается на работе дизайнера: ему необходимо тщательней продумывать, чтобы проект был максимально технологичен и как можно более прост с точки зрения количества компонентов или их типов — иначе светильник не будет произведён. Без поддержки дополнительных производств реализовать проект очень сложно, вот почему этот фактор также тормозит развитие профессии дизайнера.
 
ЧТОБЫ ПОКУПАЛИ
 
Коммерческая успешность продукта, как известно, напрямую зависит от его функциональности. Михаил разъяснил, в чём состоит принципиальная разница между внешней привлекательностью и функциональностью. Вещь, которая нравится, интересно смотрится, красива — это предмет желания, здесь работают категории «хочу/не хочу», «могу купить/могу не купить». Функциональный же предмет — он необходим, тут альтернативы нет. От красивых, но нефункциональных вещей можно отказаться, от качественных и практичных источников света отказаться нельзя. Поэтому дизайнеру нужно уметь совмещать функционал и красоту, причём функционал тут первичен, он делает вещь необходимой и потому востребованной. «Если промышленный дизайнер закладывает только красоту и оригинальность, — констатирует спикер, — он по сути дела ждёт человека, которому это понравится. Для единичных продаж и работы под конкретного клиента это подходящий вариант, но для промышленного производства — нет. Потому что предмет должен продаваться массово, в определённых объёмах, он не может лежать на полке и ждать одного-единственного клиента, который наконец его оценит».
 
Прежде чем профессионал начнёт делать эскиз, ему необходимо ответить на вопрос: что этот светильник будет делать? Потом, позже, можно уже решать, какой он будет формы, какого цвета, из какого материала, в каком стиле. Но самое главное: как он будет функционировать? где висеть? какое пространство освещать? какой свет давать? Если дизайнер правильно ответит на эти основополагающие вопросы, а потом прибавит декоративную составляющую, он получит действительно хороший продукт. «Если пойдёт сначала от изображения, от красивой картинки, от объекта, к которому ещё непонятно, куда приделывать лампочку, то скорее всего, создать реалистичный проект у него не получится,» — считает Михаил.
 


 
Вторым аспектом коммерческой успешности продукта спикер назвал «адекватность интерьеру». Промышленный дизайн, как известно, ориентирован не на одного потребителя, а на многих. Чтобы светильник нравился многим, он не должен быть слишком оригинальным, экстравагантным и шокирующим — ведь тогда он перетягивает внимание на себя, становится центральным объектом в интерьере и начинает задавать тон всему пространству, что не всегда желательно, потому что приходится подстраивать под него весь интерьер. Поэтому всегда необходимо примерять заранее, в какое пространство подойдёт спроектированный светильник, насколько он органично смотрится в наиболее популярных сегодня стилях интерьера. «Самое сложное в данном случае, — говорит Михаил, — найти баланс между уникальностью и широтой аудитории, которой светильник адресован. Почему-то считается, что если создать необычную вещь, она сразу начнёт пользоваться спросом просто потому, что она уникальна. Да ничего подобного! Наоборот, чем уникальнее вещь, тем она сложнее, тем она визуально активнее, тем с ней труднее работать, потому что она начинает ломать интерьер, привлекать к себе излишнее внимание. С наиболее впечатляющими и эффектными светильниками могут работать только очень сильные дизайнеры. В остальных случаях светильник должен быть достаточно простой, чтобы не слишком выделяться и гармонично вписываться в пространство».
 

 
Развивая тему, Михаил описывает специфику профессии так: «Когда вы занимаетесь промышленным дизайном, об уникальности речи идти не может. Речь идёт о том, что вы должны попасть в какие-то архетипы, в какие-то представления достаточно широкого круга людей, тогда ваш светильник будет использован во многих интерьерах различного типа. Это и называется „интерьерная адекватность“. Можно изобрести что-то безумно футуристическое, невероятное, но это исключение из правила, — скажем, когда у дизайнера уже есть имя. В том случае, когда дизайнер ещё не создал себе имени и не может формировать рынок под себя, ему необходимо чётко понимать, в каких интерьерах его светильник будет размещаться».
 
ВЫХОД №2
 
Здесь Михаил привёл в пример опыт промышленного дизайнера Максима Рубцова, с которым также сотрудничает «Механика света»: уже налажено производство двух серий светильников по его проектам — Лорд и Крип. Путь Максима Рубцова в профессию отличается от пути Димы Логинова. Максим долгое время был интерьерным дизайнером, хорошо изучил определённый спектр интерьерных решений, понял, какие формы были бы для них адекватны, и спроектировал достаточно несложные по своей логике вещи, но интересные. Не совсем обычные, но то же время очень хорошо корреспондирующие с большим количеством современных пространств.
 

 
«Эти модели, — поясняет Михаил, — как раз исходят из того, о чём я говорил: они крайне прагматичны. Есть форма, есть источник света, есть представление о том, где это должно висеть. Если всё объединить, получается профессиональное решение. Оно не вызывает никакого „вау“, но зато сразу вызывает прикидку в голове: „Ага, значит, это сюда повесим, это туда...“. Я такой процесс уже многократно видел у интерьерных дизайнеров и архитекторов. Вот это и есть второй путь в профессию промышленного дизайнера. Тут не делается ставка на активный маркетинг, как в Димином случае, а дизайнер исходит из понимания интерьера, его специфики».
 
Тут уже маркетинг на страницах журналов заменяется маркетингом персональным, когда промышленный дизайнер имеет большой опыт работы с пространством, когда он изучил потребности и вкусовые пристрастия клиентов, реализовал достаточно большое количество проектов и может сделать вывод, из каких элементов складывается интерьер и какой предмет для него подойдёт.
 
ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО
 
«Когда вы делаете что-то, что признано не одним человеком, а сотнями, тысячами людей, — продолжает размышлять Михаил, — это не признак того, что вы изменяете своим творческим принципам и снизили планку. Наоборот, это признак того, что вы настоящий профессионал и завоевали признание, потому что крайне тяжело сделать так, чтобы было одновременно и красиво, и функционально, и технологично, и не стоило безумных денег. Вот тогда начинаешь понимать, что промышленный дизайнер светильников — это действительно отдельная профессия. Это не просто тот, кто что-то там красивое выводит на бумаге, и даже не тот, кто примерно представляет, из какого материала это может быть сделано. Профессия промышленного дизайнера соединяет в себе целый комплекс знаний, умений и навыков и действительно достойна уважения».
 
ВСЕ ВМЕСТЕ
 
В заключение лекции Михаил вернулся к главному вопросу, прозвучавшему в самом начале, и ответил на него так: «Профессия промышленного дизайнера декоративных светильников в России на данный момент не миф и не реальность, а потенциал. Это нечто между мифом и реальностью. Нельзя сказать, что у нас сейчас уже есть достаточное количество состоявшихся профессионалов, чтобы говорить о профессии. Однако существует огромное количество людей смежных специальностей, которые способны проектировать современные декоративные светильники. Есть также все предпосылки для того, чтобы это занятие могло стать профессиональным. Сейчас основная проблема в том, что все находятся в некоем состоянии ожидания: дизайнеры смотрят на производителей, когда те наконец сделают шаг навстречу, производители со своей стороны пытаются просканировать рынок, чтобы понять, с чего вообще начинать».
 

 
По мнению спикера, несмотря на все сложности, профессия находится в стартово-подъёмном состоянии, и именно сейчас очень хорошо в неё входить. Уже есть первые люди, которые проложили дорогу и могут показать, как это делается. Ещё нет такой загруженности и конкуренции, которая свойственна Европе и нашему рынку в других областях. Поэтому Михаил призвал всех — и дизайнеров, и производителей — начинать диалог, создавать единое информационное пространство, не бояться пробовать, экспериментировать и идти друг другу навстречу: «Писатель Гарри Гаррисон в одном из своих фантастических романов изобразил некий искусственный мир, который был поделён на небольшие кланы, каждый из которых хранил часть знания. Был клан химиков, клан физиков и так далее. Все они считали, что живут вполне неплохо, однако общество в целом было практически первобытным. Да, конечно, тому, кто имеет собственные ноу-хау, они кажутся очень значимыми, однако объективно это всего лишь часть общей картины. Да, мы по отдельности что-то себе обеспечиваем, но в то же время полностью ликвидируем возможность подъёма рынка в целом: появление новых дизайнеров, новых производств, продуктов, интерьеров. Давайте начинать понемногу меняться?.. Я призываю всех к сотрудничеству. Давайте работать вместе, чтобы профессия дизайнера светильников стала в России абсолютно твёрдой реальностью».
 
Текст и фото: Дарья Филиппова (Interior Writer)

Все права на текст и фото принадлежат автору. Копирование, в том числе частичное, а также размещение ссылки на статью на сторонних сайтах запрещено и преследуется по закону.


Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Автор топика запретил добавлять комментарии