Хрустальная мечта

Сказка для производителей светильников и почитателей Андерсена


 
Хрустальная Подвеска была очень прозрачная. Такая прозрачная, что сквозь нее мир казался словно помытым. А еще в каждой ее грани жила маленькая радуга, которая вспыхивала и переливалась всеми цветами, как только на грань попадал луч света.
 
Подвеска лежала на столе в мастерской, куда ее принесли из цеха. Грани ослепительно искрились на солнце, подстилка из ткани мягко приобнимала бока, мастер обращался заботливо и осторожно. Но Подвеске было этого мало, потому что у нее была мечта. Очень странная и неизвестно откуда взявшаяся. Мечты — они такие, берутся неизвестно откуда и остаются навсегда, ничем их не выгонишь.
 
Обычно она появлялась внезапно, по вечерам, когда мастер уходил домой и гасил свет. Становилось темно, хрустальная Подвеска глядела в окно на ночное небо и видела там звезды. «Они могут светиться даже ночью, — думала она. — Я тоже так хочу!» Стать звездой и сверкать, когда потухает солнце и гаснут лампы на потолке — что может быть прекрасней? Тогда бы она ни от кого не зависела.
 
Вы знаете, как бывает: когда чего-то очень хочешь, мир сам начинает идти навстречу. Правда, не сразу угадаешь, что это шаг к мечте. Частенько кажется, что просто жизнь идет своим чередом и события никак не влияют на будущее. А потом вдруг с удивлением обнаруживаешь, что до мечты осталось совсем чуть-чуть. Каждый день Подвеска знакомилась с новыми хрустальными подвесками, такими же, как она. Вернее, не только такими же. Среди них были большие и круглые, были похожие на каплю, а еще плоские, как лист на дереве. Маленьких шариков — целая россыпь. Все они пищали наперебой тонкими хрустальными голосами и звонко смеялись, будто фужеры за праздничным столом. А потом на столе появились новые детали — золотые Обручи, Кольца и Завитки. Важные, молчаливые и гладкие, как зеркало. На них вскоре и оказались надеты хрустальные подвески — все до одной. Ряды тяжелых хрустальных капель, шариков и пластинок повисли этажами, сверху донизу, и каждая находилась на своем особенном месте. Мягко покачиваясь от прикосновений мастера, все вместе они походили на огромную бриллиантовую корону, от которой во все стороны брызгали разноцветные искры.
 
Хрустальная Подвеска висела в одном из средних рядов и удивлялась: сверху комната выглядела совсем не такой, как обычно. «Высоко...» — думала Подвеска. Когда готовую люстру сняли с крюка и уложили в коробку, она очень расстроилась: стало темно и скучно. Свет совсем не проникал внутрь, и было непонятно, день сейчас или ночь. Хорошо хоть, что она была не одна и другие подвески иногда подавали голос.
 
— Зачем же нас убрали… А если это навсегда?.. — уныло говорила вечно грустная подвеска.
— Наверняка нас везут куда-то и там обязательно достанут на свет, вот увидите, — подбадривала всех веселая подвеска откуда-то слева.
— А я вот думаю, нас и достанут, и повесят, и будет еще лучше, чем в мастерской! — пищала маленькая юная подвесочка с самого конца длинного золотого Завитка. И остальные маленькие подвесочки с ней тут же соглашались и начинали наперебой расписывать, какое это будет прекрасное помещение с огромными окнами, из которого так и льется нескончаемый солнечный свет.
Тогда серьезный золотой Завиток тоже включался в разговор и говорил, что все это только их фантазии, а реальность такова, что обычно перемены бывают не к лучшему, а совсем наоборот.
 
Но, как ни странно, в этот раз маленькие наивные подвески оказались правы. И даже они в своих мечтах не могли предугадать всего великолепия, для которого предназначались. Люстру доставили в лучший отель старинного города и подняли под самый потолок в большом круглом холле с белыми колоннами, лепными пальметтами и живописными фресками. Лучшее место вряд ли можно было представить! У Подвески кружилась голова от высоты и счастья. Она жадно рассматривала стены, пол и потолок, пытаясь охватить взглядом сразу все и не упустить ни одной детали. Но вокруг было так много новых интересных вещей, что разглядеть их все сразу никак не получалось.
 
А потом люстру включили.
 
Электрические лампы находились в самой глубине хрустальных деталей, поэтому их свет проникал сквозь каждую из подвесок. Так блестят капли росы, когда на них попадают первые лучи солнца. Так светятся брызги горной реки, разбивающей свои беспокойные волны о камни. Подвески горели волшебным огнем, и на них хотелось смотреть бесконечно. Хрустальная Подвеска сияла не только от света, но и от какого-то нового чувства, которого до этого никогда не испытывала. Все внутри нее пело и ликовало, хотелось взмыть высоко-высоко, в самое небо, к далеким звездам, и оттуда смотреть и на отель, и на людей, и на этот чудесный пол, выложенный цветными мраморными плитками. Ей казалось, что теперь наступает совсем другая жизнь. Тогда она еще не знала, что отель принимает гостей круглые сутки и свет в холле никогда не выключают. Что теперь она будет сверкать всегда — и днем, и ночью. Что ее мечта осуществилась. Правда, она так и не стала независимой. Скорее, наоборот. Теперь она — часть великолепной люстры, глядя на которую люди забывают обо всем на свете. И ей это нравилось.

Автор: Дарья Филиппова (Interior Writer)


Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.