Каменное самосознание

Декоративная история на психологические темы



Я проснулся и огляделся по сторонам. Коричневое поле полированной древесины простиралось справа и слева далеко вдаль. Она была сочная и такая красивая, темно-коричневая с прожилками. Вот бы мне такой цвет! На ней были бороздки — что-то вырезано, какой-то узор. Прямо напротив я увидел глубокую борозду, а за ней — еще несколько маленьких, и все в одну сторону. Точно — какой-то узор. Какой именно, я не видел, да и не мог видеть. Я маленький камень в отделке большой красивой вещи, какая она целиком — мне не дано узнать. Я вижу только то, что вокруг, да и то недалеко. Вот, совсем рядом, прямо вплотную — блестящая пластина латуни. Вы только посмотрите, какая: на старинное золото похожа. Ей повезло. И этим маленьким аккуратным гвоздикам с ровными шляпками. Смотрят на меня, а сами, наверное, думают: «А это еще кто? Что за тип? Кто его сюда поставил?» Друзья, я не виноват, вы уж извините, что порчу вам вид. Как бы я хотел хоть немного того металла, что на ваших шляпках! Так же светиться в лучах солнца, как вы.

Читать дальше

Сделать прекрасным. Притча


 
Однажды пришёл к мудрецу человек.
— Что мне делать, учитель? — спросил он. — Мне не нравится моя жизнь. Нигде не могу я обрести душевный покой.
— Сделай свой дом прекрасным, — ответил мудрец. — Увидишь, что будет.
Человек вернулся домой и тут же принялся за дело. Когда наконец новая мебель была расставлена и хрустальные светильники включены, он удобно устроился на диване, выпил чашку кофе и вдруг почувствовал, как хорошо сидеть вот так и думать о чём захочешь.
 

 
На следующее утро он вновь пришёл к мудрецу.
— Я последовал твоему совету, учитель, но никак не могу взять в толк, в чём же секрет. Давно мне не было так спокойно, как вчера вечером.
— Всё очень просто, сын мой. Вначале ты выбросил из дома то, что было чужим и давно тебе не нравилось. Затем ты занялся поисками прекрасного и нашёл, что является таковым именно для тебя. А потом ты полюбил свой дом, ибо понял, что это место, где ты можешь быть самим собой.
А теперь иди и сделай прекрасной всю свою жизнь.
 
Дизайн: Маргарита Мустафина
Текст: Дарья Филиппова (Interior Writer)
Фото: Виктор Чернышов
 

Хрустальная мечта

Сказка для производителей светильников и почитателей Андерсена


 
Хрустальная Подвеска была очень прозрачная. Такая прозрачная, что сквозь нее мир казался словно помытым. А еще в каждой ее грани жила маленькая радуга, которая вспыхивала и переливалась всеми цветами, как только на грань попадал луч света.
 
Подвеска лежала на столе в мастерской, куда ее принесли из цеха. Грани ослепительно искрились на солнце, подстилка из ткани мягко приобнимала бока, мастер обращался заботливо и осторожно. Но Подвеске было этого мало, потому что у нее была мечта. Очень странная и неизвестно откуда взявшаяся. Мечты — они такие, берутся неизвестно откуда и остаются навсегда, ничем их не выгонишь.
 
Обычно она появлялась внезапно, по вечерам, когда мастер уходил домой и гасил свет. Становилось темно, хрустальная Подвеска глядела в окно на ночное небо и видела там звезды. «Они могут светиться даже ночью, — думала она. — Я тоже так хочу!» Стать звездой и сверкать, когда потухает солнце и гаснут лампы на потолке — что может быть прекрасней? Тогда бы она ни от кого не зависела.

Читать дальше

Проглот

Страшная история для дизайнеров интерьера и почитателей Андерсена



— Ай-яй! Что он делает? Какой кошмар! — закричала стоящая у стены Кровать, боязливо поёживаясь под разноцветным покрывалом. — Он её съел!
— Кто? — с испугом отозвался круглый Детский стол из середины комнаты.
— Он! — сказала Кровать.

Читать дальше

С другого ракурса



Сказочная, но очень правдивая история для дизайнеров интерьера и почитателей Андерсена

 
… Две абсолютно одинаковые лампы стояли на консоли у стены, и им это совсем не нравилось. Они были родными сестрами: один производитель, один автор, одна модель. Так принято: ставить одинаковые лампы на консоль, чтобы композиция была безупречной. Но одно дело композиция, и совсем другое — когда ты молодая красивая девушка и вынуждена постоянно находиться рядом с точно такой же молодой и красивой девушкой. То же платье, та же обувь, те же украшения. Кто потерпит столь явную конкуренцию и полное отсутствие индивидуальности? Это называется «быть как все».

Читать дальше

Интерьерная история. Святочный рассказ



— Несут, несут! — громко зашептались хрустальные Вазочки в Буфете. — Вы видите, видите? Что вы видите? — суетливо звенели они, вытягивая свои радужные шейки как можно выше.
В коридоре зажёгся свет и послышались тяжёлые шаги нескольких пар человеческих ног. Люди что-то несли.
— Тяжёлая, — пробасил деревянный Комод. — Еле тащут.

Так оно и было: в квартиру занесли что-то большое и тяжёлое и теперь это что-то шуршало прямо по линолеуму.
В гостиной царил мрак и только луч света, попадавший сюда из коридора, выхватывал фрагменты мебели и детали интерьера.

Читать дальше

Там, где вечное лето (Повесть в 3-х частях с прологом и эпилогом​)

Окончание. Начало — тут, продолжение — тут.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Современные бабушки предпочитают минимализм
 
В принципе, переделка эта никогда не прекращалась. После перепланировки и увеличения площади кухни периодически менялись обои во всех трёх комнатах, белились потолки, приобреталась новая мебель. Была проведена горячая вода, а газовую «колонку», долгие годы служившую водонагревателем, демонтировали. Крышу тоже перестилали, красили фасад и окна.
 
Каждый раз, приезжая в гости, мы обнаруживали какие-нибудь изменения. Кое-что доставалось и на нашу долю. Однажды бабушка обмолвилась, что она хочет убрать старые буфеты, шкафы и тумбы и сделать стеллажи до самого потолка в одной комнате. Сказано — сделано. С течением времени происходило максимальное освобождение пространства от всего лишнего, и в интерьере начинал вырисовываться самый что ни на есть настоящий минимализм. Когда в зале кроме простейших дивана, кресла, одной тумбы и телевизора больше ничего не осталось, бабушка обрела спокойствие духа. Это был тот вариант интерьера, который был ей больше всего по душе. Она садилась в кресло и, улыбаясь, говорила: «Как хорошо дышится!».
 
Когда голубые обои меняли на пастельные персиковые, со стены сняли ковёр. Обычно в советских квартирах на стенах висели ковры — по восточной традиции. Сейчас принято это высмеивать, но, на самом деле, такой приём не такой уж и ужасный: всё дело в правильной дозировке и балансе декоративного в помещении. Наш ковёр, к примеру, был синий. Коричневые, бежевые и кремовые оттенки делали его сочным и контрастным, а сам орнамент был интересный и не перенасыщенный. Этот ковёр для бабушки привёз её племянник из Европы. Он работал дальнобойщиком ещё в советское время и по дороге домой заезжал к своей тёте. Конечно, летом. Привозил всякие интересные вещи и, в том числе, этот ковёр. Так как больше в помещении не было ничего узорчатого, он хорошо смотрелся и служил правильным декоративным акцентом.
 
Но и его убрали, когда по квартире зашагал решительный бабушкин минимализм.

Читать дальше

Там, где вечное лето (Повесть в 3-х частях с прологом и эпилогом)

Продолжение. Начало тут.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Как огород стал палисадником
 

 

 
Посёлок застраивался, расширялся, по центральной улице, на которой стоял наш дом, всё больше ездили автобусы, легковые и грузовые машины, и это всё сильнее и сильнее беспокоило нашу бабушку. «Овощи и фрукты напитываются вредными выхлопными газами!» — говорилось в каких-то передачах про здоровье, а в зале и маленькой спальне, окна которых выходили на сторону улицы, и вправду иногда лучше было не открывать форточки — как правило, вечером, когда фыркающие служебные автобусы развозили людей с работы.
 
Конечно, бабушка заботилась о здоровье своих внуков и не могла допустить, чтобы они ели не пойми что. Постепенно она начала переносить все съедобные овощные культуры за пределы посёлка — на дальние огороды, где не было цивилизации и воздух был чист и свеж. Пространство перед домом стало засаживаться всем НЕсъедобным — цветами или просто зелёными растениями, которые, с одной стороны, выполняли роль буфера между выхлопными газами и нашими окошками, а с другой — радовали глаз, потому что зелёный цвет был бабушкин любимый.

Читать дальше

Там, где вечное лето (Повесть в 3-х частях с прологом и эпилогом​)

 

ПРОЛОГ​
 
Первое, что я помню — мы сдираем со стен старые обои, на полу груды бумажных полотен, а в окно заглядывает сирень. Она прямо как живая — стоит весело, вся умытая и чистенькая от прошедшего только что летнего дождя. И мне так хорошо и тоже весело: воздух пахнет озоном, рядом молодая и бодрая бабушка, и в руке у меня большущая обоина. Я тоже участвую в этом таинственном действе под названием ремонт. Новые светло-голубые обои скоро будут на стенах, и для меня это так необычно — ведь меняется целый мир, в котором мы живём.
 
Бабушка моя была прирождённой интерьерщицей. Она фонтанировала бесконечными идеями перестановок и сама двигала мебель, оптимизируя пространство, до глубокой ночи, а порой даже до утра. Ремонт частенько затевался на пустом месте — просто потому, что дремавший в бабушке дизайнер вдруг просыпался с новыми проектами и удержать его было никому не под силу. Интуитивно бабушка угадала, что в гостиной, окна которой выходили на солнечную сторону и в которой знойным кубанским летом было очень жарко, стены должны быть холодного оттенка. Так появились новые рулоны светло-голубых обоев в рельефную полоску. Их-то потом и наклеивали знакомые мастера.

Читать дальше